вторник, 3 февраля 2015 г.

Генерал-лейтенант Леонид Петрович Решетников: «Православный» сталинизм — это сатанизм

resetnjik_884

Аналитический портал «Православный Взгляд» публикует интервью историка Петра Мультатули с директором Российского института стратегических исследований генерал-лейтенантом Леонидом Петровичем Решетниковым.

- Сегодня у нас пойдет разговор о такой злободневной теме как «православный» сталинизм. Вообще, знаете, когда я готовился к этому разговору я неоднократно думал: какое это абсурдное название!

- Да, и страшное, в общем-то. Ужасное.
- И страшное, и ужасное, и абсурдное. В связи с этим я хотел бы задать вам вопрос. Скажите, пожалуйста, а вообще, откуда появилось это название? Что это такое?
- На мой взгляд, имеется несколько причин появления такого ложного определения. Из них я бы выделил две основные. Прежде всего, хотел бы отметить, что попытки либеральных, антицерковных, антиправославных кругов дискредитировать Церковь, внести раздор и смуту, например, танцы не совсем нормальных женщин в Храме Христа Спасителя или рубка топором духовно болящими людьми икон или клеветнические статьи против Церкви они не приносят успеха для этих кругов. Наоборот, такие попытки скорее мобилизуют Церковь, мобилизуют верующих, консолидируют их, так как очевидные грубые нападки, бесовские нападки. И в этой ситуации противники Веры, противники Православия, противники России, идут более хитрым, более изощрённым путем. Подбрасывают идеи, которые как бы созвучны, как бы соприкасаются с настроениями православной общественности. И вообще в целом общественности нашей страны. А какие настроения? Ведь сейчас очень большое недовольство среди населения состоянием такого полупорядка или полураспада в нашей стране. Недовольство чиновничьим аппаратом, недовольство тем, что правильные сильные решения, которые принимаются высшим руководством страны, не доводятся до конца, не выполняются, блокируются. Недовольны тем, что царит коррупция, взяточничество и масса других проявлений морально-нравственного нездоровья в обществе. В этой ситуации среди населения, даже среди православной общественности растут стихийные, даже иногда неосознанные монархические настроения. Вот люди думают и мечтают о порядке, думают о сильном лидере, который все-таки до конца доведет порядок в стране. В эти настроения подбрасывается система красного царя, подбрасывается идея Сталина. Этот человек, этот деятель, этот политик преподносится как спаситель России. Хотя, конечно, прежде всего, он был разрушителем Православной вековой России,.

- Одним из губителей.
- Одним из губителей, а одно время и главным губителем России. Ведь Советский Союз — это не Россия. Вот здесь разделительная черта. И такие настроения подбрасываются, а людей, которые жили в те времена, их нет, они ушли из жизни подавляющей частью, никто не может ни поделиться воспоминаниями о 20-30-х годах. Поэтому говорят только о 41-45-м, говорят только о войне. Послевоенное время — это уже упадок сталинизма. И реально людей, которые могли бы вносить какую-то лепту в освещение этого периода, уже практически не осталось. И пошла мифологизация. Подбрасывается легенда о том, что Сталин чуть ли не тайно молился, чуть ли не тайно венчался на царство, тайно встречался с блаженной Матроной Московской, чего только он тайно не делал. Хотя никаких более-менее близких к достоверности фактов нет, и их не может быть. Потому что позиция Сталина в отношении Церкви всегда была враждебна и это известно. Одна только пятилетка безбожия чего стоит, взорванный храм Христа Спасителя, массовые казни и репрессии духовенства и верующих. На очень небольшой срок, во время войны и первые послевоенные годы, Сталин дал послабления Церкви, чисто из прагматических соображений. Но уже к концу 40-х гг. репрессии в отношении духовенства и верующих начали вновь набирать оборот. Поэтому образ этакого «православного» Сталина подбрасывается врагами Церкви. Но некоторая часть людей этот лже-образ подхватывают, потому что он созвучен с их настроениями. Когда же в нашей стране будет порядок! Когда же в нашей стране вор и взяточник буду сидеть, когда наша страна станет такой, какой мы можем гордиться. И здесь идет тоже подмена. Ведь дело не в высшем руководителе, а дело в людях, дело в нас. Наша Церковь учит: начни с себя. Когда сами мы перестанем давать взятки, когда сами перестанем угодничать, сами перестанем засорять свои города и села, когда сами будем принципиальны. Вот как надо ставить вопрос. А нам подбрасывают идею о неком всесильном вожде, который придет и все сделает, пусть через кровь, пусть снова через лагеря. Такая идея опять направлена на разрушение нашего православного сознания. Так же люди будут встречать Антихирста. И, к сожалению, происходит, идет такой процесс, что некоторые православные воспринимают это все. Некоторые православные люди, в том числе и публицисты, и писатели, и некоторая часть священников тоже воспринимают это и говорят о красном царе, о Сталине, что нам нужен Сталин, что полностью противоречит вообще нашему православному миропониманию, мировосприятию. Это опасная вещь. Она ведет к разрушению нашего православного сознания. Церковь, мы — православное сообщество, православные люди, православная общность России, мы только-только стали на ноги после ста лет безбожия. А если серьезно говорить, то и 19-й век — это процесс отхода от Бога. И только-только мы становимся на ноги, только-только сформировалось зерно, и в это зерно вводится инъекция под в «православной» упаковке, а на самом деле инъекция антихристианская. Нам подбрасывают мысль, что мы православные должны выступать против либералов, совместно с коммунистами, атеистами, сталинистами. Нам говорят, что с ними мы должны идти на компромиссы. А Христос шел на компромиссы с Каиафой? С фарисеями и книжниками? С теми, кто Его распинал? Или с Пилатом, вроде неплохой человек был, хотел даже Его отпустить. Он что, шел на компромиссы с этими людьми? Он на компромиссы не шел. И здесь нам допускать компромисс с людьми, которые, я бы сказал, по сути своей безбожники, я бы сказал даже, агрессивные безбожники, это значит предавать Христа. Соглашаться с идеей православного сталинизма, с образом Сталина как нашего вождя духовного, это значит предавать Христа, это значит изменять Христу.
- Знаете, мне кажется, что этот православный сталинизм, он уже вообще относится даже не столько даже к личности самого Сталина, сколько вообще создается такая лжерелигия, которая вообще, естественно, вообще никакого компромисса.
- Так она и была создана, в 20-е годы была создана лжерелигия.
А сейчас ее новый вот такой виток развития. Под «православным» флёром таким.
- Абсолютно верно. Это была лжерелигия. Лже-бог лежал в мавзолее, а наместник бога сидел в Кремле. И исключительно поклонялись им. Вспомните песни «Ленин всегда живой, Ленин всегда со мной в горе, надежде и в радости». Никто не вдумывается, смеются все. А чего смеяться? Это попытка, это явная попытка обожествления. «Помазанник» этого лже-бога Сталин сидел в Кремле, и ему молились, к нему обращались. Ему писали стихи, ему писали поэмы, повести, романы. К нему обращались, писали письма. Церковь уничтожалась. Когда говорят про войну, что во время войны Сталин стал открывать церкви, да, он открыл, да. Меньше, чем Гитлер открыл на оккупированной территории, значительно меньше, почти в два раза меньше. Но он открыл. Когда его прижало. Тогда, он вспомнил и про братьев, и про сестер, и про Нахимова, и про Суворова, и Александра Невского, и лампасы генералам прицепил, и папахи им царские на головы насадил, и погоны, за которые убивали еще в 30-х годах. Процесс «Весна», когда арестовали почти всех, кто как-то был заметен из бывших царских офицеров, оставшихся в Советском Союзе и не выступавших на стороне красных. По этому процессу там больше тысячи человек прошло. И всех под нож. За погоны. Просто за погоны. И погоны ввел. Но это когда приперло. И если помните, послу США Гарриману он же сказал в 42-м году: вы думаете они воюют за меня, за нас? Они воюют за матушку Россию. Народ-то у нас воевал за матушку Россию. Он это понимал. Конечно, понимал. И поклоняться этому человеку и говорить, что вот нам образец. Вы знаете, часто очень эти люди Проханов, Кургинян, особенно Проханов, они очень любят это говорить на фоне икон. Вот иконы стоят, и на фоне икон сидит такой вот теоретик, рассуждает о том, что надо расписать храмы портретами, иконами Жукова, Рокоссовского, Василевского
- Сталина.
- Сталина. Эпизодами Курской битвы и молиться в этих храмах. Но это же кощунство. Не потому, что эти люди были плохие или плохие командующие, плохие военачальники. Но это кощунство. Потому что это человек, который предлагает самочинно, своевольно изменить не только каноны, но вообще наше представление о святом, о святости. Вот такое представление о святости у этих людей. И потом же, мы не должны забывать, мы сами жили в это время. Я сам в это время жил и разделял многие взгляды таких людей в свое время, по крайней мере, в 70-х годах прошлого века. Но я знаю, я сам понимаю это, я сам принадлежал к этому, что когда они добьются своего и придут к власти, места для православных не будет. Т.е. будет. Это места отдаленные и огороженные колючей проволокой. Они уже были у власти. Причем тут православные? Причем тут вера? Они хотят воспользоваться нами, православными, чтобы добиться своих результатов. А мы, тоже с вами, я помню, говорили, что и либерализм, и коммунизм, они вышли из одной точки
- Фашизм.
- Фашизм. Они родились на Западе, общий у них отец-прародитель. Об этом еще Шафаревич писал еще в конце 80-х годов. Они и родились от одного отца, и подброшены нам. Они пришли к нам. У нас не было таких теорий — ни либеральных, ни коммунистических, ни, тем более, фашистских. В своей книге «Вернуться в Россию» я цитирую Хантингтона. 1979-й год. Он же там четко говорит, это известный американский политолог, можно сказать, философ, правильно. Он же говорит, что мы — демократы, как мы не ссорились с коммунистами, как бы мы с ними не спорили, но мы все-таки от одного корня. И мы, в конце концов, можем хотя бы одну тему найти и разговаривать. А вот с традиционалистами, имея в виду нас, православных, разговора быть не может. Вот это нам надо помнить, это нам надо знать. Т.е. я хочу еще раз сказать. «Православный» сталинизм, он не только рожден здесь, но он еще нам и подбрасывается, с целью разложить Православную Церковь, разложить нашу всероссийскую общину. Вы посмотрите, что сейчас творится за пределами России, ведь идет полное уничтожение христианства на Ближнем Востоке, на Среднем Востоке. Полное. Одна из целей «арабской весны» уничтожение христианства — сирийского, ливанского, египетского, имеется в виду копты, иракского. Там везде же были христианские общины, христианские церкви. Идет их полное уничтожение. Как уничтожить христианство в России, как? Бесноватыми «пусями» не уничтожишь, а только отмобилизуешь. А вот давайте еще раз, один раз прошло в 17-м году, давайте еще сделаем ставку на коммунизм. Но уже в чистом виде предложить коммунизм им тяжело. Все-таки образ Владимира Ильича Ленина, он …
- Потускнел.
- Потускнел, да. Хотя везде торчат его памятники с протянутой рукой. Тогда наши враги стремятся предложить нам квази-монархию, квази-православие. Такими методами и Сталин пользовался. Запускается пара-тройка мифов. Идея простая: пусть они, русские, наживку заглотят и носятся с этим «православным» сталинизмом, который опять приведет страну к трагедии.
- К катастрофе.
- К катастрофе. Мы не так давно обсуждали в институте. Сталин построил мощное государство. Петр Валентинович, в чем мощь? Мы никак не поймем, в чем мощь? Когда он построил? Если оно мощное, оно не должно было после смерти Сталина через 25-30 лет разрушиться. А оно уже в начале 80-х годов начало рушиться, просто рушиться. Уже не знали лидеры типа Андропова, Черненко, чего делать, как спасать. И то, что пришел Горбачев, это от безысходности.
- Это закономерно.
- Это просто закономерно. Чего мощного создал Сталин, если оно разрушилось, я понимаю, если бы это был Люксембург или Монако или Андорра, то они разрушились бы за полгода. Но это огромное государство. Оно, конечно, разрушилось за более продолжительный срок — 25 лет. Но это для такой страны, как Россия, как Советский Союз, это не время. Это секунда. Вообще просуществовала Советская власть одну человеческую жизнь — 73 года. Это ничто в истории. Мы как историки это понимаем. А говорят мощное государство. Вот умер он, и через 25, через 30 лет все пошло в тартарары. О какой мощи речь идет, я не понимаю. В чем мощь? Да и оказалось, что все ближайшее руководство немедленно предало его же собственные идеи, которые были, если они были. Но это тоже, Петр Валентинович, это не предали. Просто человек устает, когда он все время под дулом. Да?
- Конечно.
- Вот сейчас как Северная Корея, все никак не поймут, что случилось. Ее давили, она под дулом, под угрозой находится десятки лет. И каждый год санкции увеличиваются, увеличиваются, увеличиваются, давление, маневры со стороны американцев, южнокорейцев, японцев. В конце концов, это, знаете, как крыса, загнанная в угол. Она или бежит куда-нибудь, спасается. А если в угол, она окрысивается. Так и эти руководители сталинской эпохи. И они так устали жить под дамокловым мечом. Это античеловеческая система. Такое отношение к людям. Я в одной статье, не знаю, писатель он или поэт, или историк, Тюняев такой, прочитал, что главный лозунг у Сталина: «Сначала думай о родине, — вот такая песня есть, — а потом о себе». А, в принципе, мы сначала думаем, должны православные думать о людях, о ближних, дальних, а потом о себе. Вот тут есть маленькое смещение. Те, кто для которых государство, прежде всего, они не понимают, что государство для людей создается.
- А здесь еще, Леонид Петрович, мне кажется, в чем опасность этого «православного» сталинизма, что по существу подменяется образ Святого Царя-Мученика красным кровавым лжецарем. И что интересно, что люди, которые на словах почитают Царя-Мученика, они также являются «православными» сталинистами. Но я заметил, что чем больше человек погружается в этот «православный» сталинизм, тем больше он отвергается от Царственных Мучеников. Чем больше люди погружаются в это восхваление Сталина, тем они больше отходят от правды о Царе. Некоторые православные публицисты уже договариваются до того, что реформы Николая II ничего не дали, Столыпин — пигмей. А вот есть великий Сталин.
- И великий Берия.
- Великий Берия.
- Тут опять глубинное различие. Хотя, может, они и почитают Николая II, но в глубине души у них часто вырывается это, вот это вот «сойди с креста». Николай II взошел на голгофу, он мог бы сойти с креста, он мог бы не всходить на голгофу. Он мог бы. Как они представляют. Три батальона верных людей двинутся на Петроград. Т.е. они не понимают тех процессов, которые шли в России. Вот «сойди с креста», не всходи на голгофу. Вот тут различия. А Сталин…
- Сталин прибивал к кресту.
- Да, он прибивал к кресту. Он был решительный, он был готов положить миллионы людей ради, только неизвестно, ради чего. Ради чего он положил миллионы людей вместе с Лениным и другими большевиками. Вот здесь вот различие. Вот этот подвиг Царя-Мученика взойти на Голгофу, он не понятен. Как не понятен был даже некоторым апостолам подвиг Христа.
- Конечно, «Господи, спаси Себя».
- Да, Господи, спаси себя. Вы помните, что Господь им отвечает?
- И враги Ему кричали, потом, когда распинали: Раз Ты такой, сойди с креста. То же самое и к Николаю II. Сойди с креста.
- В этом плане ответ Господа очень показателен. Петр, ты думаешь не о том, что Божеское, а о том, что человеческое.
- Сатана говорит тебе: Изыди от меня …
- И «православный» сталинизм — это сатанизм. Это сатанизм, замаскированный. Потому что мы восхваляем служителя сатаны. Сталин служил сатане. Он уничтожал, ведь вся революция, вся политика была антирелигиозная, антиправославная, безбожная и антирусская поэтому. Потому что русские были православные люди. И антирусские. Поэтому-то русских людей не осталось после Советской власти, очень мало. Кто ощущает себя русским после Советской власти, падения Советской власти? Только православные люди, только православные христиане. Потому что они прикоснулись к основному источнику, это стержень нашей русскости, Православие. Русский по крови может быть и не русский по крови. Он может быть татарского, еврейского происхождения, но он православный, он русский. Вот это наша всегда была позиция. Вот это вот то, что делал Сталин, это сатанизм. Это не только богоотступничество, это служение сатане. Вообще для православного человека это абсурд почитать Сталина, почитать мучителей и мучеников. Но это же невозможно. И придумывать всякие версии, а, правда, что он чего-то не знал, это творил там, я не знаю, Ягода, Берия. Это же смешно. Да, где-то на месте на каком-то там, в Урюпинске, могло это произойти, кто-то чего-то не знал, но это же была общая политика. И эти люди, которые арестовывали, судили, расстреливали, они действовали в рамках политики. Они знали, что они идут в общем потоке этой политики. Там могут быть какие-то конкретные вещи и ошибки и так далее. Но общий поток был такой.
- Потом, дело в том, что всегда я говорю, что фактически же, когда мы говорим, что, например, Сталин, не только Сталин, но и Ленин, и Троцкий, — это преступник. Это не фигура речи. Потому что когда смотришь вот эти его приказы по первой категории о расстреле крестьян, ведь эти вещи не были предусмотрены даже действующим законодательством того времени.
- Конечно.
- Т.е. они действовали вопреки законодательству. Т.е. они были преступники.
- Вопреки законодательству ими написанному…
- Да, ими написанному.
- Оно тоже было преступное. Но даже они превосходили в своих нарушениях и это. Поэтому это страшная вещь «православный» сталинизм, это попытка размыть нашу Православную Церковь, нашу Православную Веру. И происходит это от маловерия, если говорить о православных людях. Евангелие, эти слова «Помоги моему неверию». Правильно, мы все такие. Мы сегодня сильно верим, завтра от настроения меньше верим. Послезавтра опять, в связи с успехами, мы сильно верим опять. Наша вера такая еще. И вот от этого маловерия потом происходит вот это увлечение «православным» сталинизмом. И не надо забывать, что в 90-е годы в Церковь люди многие, особенно мужчины, пришли, определенная часть по политическим причинам. Не по зову сердца к Богу, а по политическим причинам. Есть Православная Церковь, все разрушено, партии нет, некому верить. Вот есть такой институт как Православная Церковь. Она борется за Россию. И я пойду туда, и я буду там. И таких людей я знаю немало. Некоторые из них, пребывая в Церкви, стали сердечными верующими. Но некоторые остались просто политическими верующими, я даже не знаю, как это определить. Вот они первые и качнулись в сторону этого «православного» сталинизма. И почему еще, хочу момент такой отметить, батюшки некоторые, священники пишут на эту тему, увлекаются этим. Мне кажется, тут еще проблема в том, что мы очень плохо знаем нашу историю, мы плохо изучали нашу историю. Не мы виноваты. Она искажена, она обезображена, она оклеветана. И даже священники, приходя в Церковь, они идут с этим багажом исторических знаний. Я недавно вам рассказывал, как я в поезде ехал с очень интересным человеком и, действительно, талантливым публицистом, и вдруг зашел разговор о Гражданской войне, и я упомянул калмыцкие казачьи полки. И он сказал: какие казачьи полки? Разве калмыки были казаками? Я говорю, конечно, донское казачество калмыцкое были. Как? И им разрешали при царе? Как разрешали? У нас были национальные части в Первую мировую. Дикая дивизия — чеченцы, ингуши, кабардинцы, дагестанцы, калмыцкие части. У нас были башкиры. Башкиры дошли до Парижа в 1813-м году. Человек, который искренний, талантливый, патриот России, он не знает этого. И он, в общем-то, не очень-то и виноват в этом. Потому что у нас искаженное представление о нашей истории, искаженное представление о нашем прошлом. И, конечно, поэтому получается искаженное представление о будущем. Поэтому и появляются такие фигуры как Сталин, как красный царь, как «спаситель». Поэтому места истинному Царю и Спасителю Христу у таких людей в сердце нет.
- Но здесь еще, на мой взгляд, опасность, вернее, причина этого — это, конечно, Великая Отечественная война, священный подвиг нашего народа. И, в общем-то, эти «православные» сталинисты, они спекулируют на нем, пытаясь приписать его исключительно Сталину.
- Исключительно Сталину, да. А это, вы правильно сказали, это беспримерный подвиг. 26 с половиной миллионов людей погибло. Мы ее выиграли мучительно, очень тяжело и только благодаря тому, что люди шли на пулеметы, потому что люди клали свои жизни, исправляя, кстати, многочисленные ошибки верховного командования. Многочисленнейшие. Если разбираться серьезно, вы меня назвали генерал-лейтенантом, я, правда, не армейский генерал-лейтенант, но я чуть-чуть понимаю. И я понимаю, что ошибки были не только вынужденные из-за того, что такая армада напала, но и просто ошибки, такой был профессиональный уровень наших командиров, они учились по ходу войны. И Сталина такой же был уровень. И он такие же решения принимал. И до 43-го года многочисленные тяжелые ошибки исправляли люди — солдаты, офицеры, жертвуя собой, жертвуя собой. И об этом надо говорить. Да, конечно, не может армия победить без вклада своего высшего начальства. Конечно, вклад был, безусловно. Но он ничего не перечеркивает. Он не перечеркивает все преступления, которые были совершены высшим руководством за все годы Советской власти.
- В том числе и в годы войны.
- В том числе и в годы войны их было немало. Поэтому мы должны, и я обращаюсь к православным слушателям, православным верующим, мы должны быть очень осторожны. Сейчас зерно, настоящее зерно, чистое зерно православных людей сформировалось. Туда нельзя допускать вражеские, сатанинские, бесовские идеи. Кто хочет, тот придет к нам под хоругвь, но не мы с хоругвью пойдем под бесовские лозунги. Мы не можем это сделать.
- Спасибо, Леонид Петрович, за столь интересную беседу. Я надеюсь, что она поможет очень многим православным людям не попасть под ядовитый яд православного сталинизма так называемого. Вообще, в конце концов, надо прекратить его называть так, как православный сатанизм.

Комментариев нет:

Отправить комментарий