воскресенье, 31 мая 2015 г.

Почитание Царственных Мучеников в XX веке.


Великий духовный подвиг государя-императора Николая Александровича и его августейшей семьи, возсиявший ярким светом после Их мученической кончины, был глубоко осознан широкими кругами русской эмиграции, но вопрос об их канонизации был впервые поднят в Югославии. 


Еще в 1925 г. в сербской печати появилось описание чудесного явления во сне Царя-Мученика одной пожилой сербке, и с этого времени в Сербский Синод стали поступать свидетельства о том, что сербский народ не только глубоко чтит память убиенного русского императора, но почитает его как святого. Приблизительно к тому же времени относятся и первые известные нам иконописные изображения Царственных Мучеников.

В августе 1927 г. в газетах Белграда появилась статья под заглавием «Лик императора Николая II в Сербском монастыре св. Наума, что на Охридском озере», в которой рассказывалось о первом таком изображении на стене храма. Русский художник С.Ф.Колесников был приглашен для росписи храма в этом монастыре. Исполняя порученную ему работу, он задумал написать лики 15 святых, размещенные в 15 овалах. Четырнадцать ликов им были написаны сразу же, а место для пятнадцатого долго оставалось пустым. Необъяснимое чувство мешало ему закончить эту роспись. Однажды в сумерки он вошел в храм. Внизу было темно, и только купол прорезывали лучи заходящего солнца.
Лик императора Николая II в Сербском монастыре св. Наума На стенах была дивная игра света и теней. Все казалось неземным и необыкновенным. В этот момент иконописец увидел, что оставленный им чистый овал ожил и из него глядел скорбный лик императора Николая II. Пораженный этим чудесным видением, он некоторое время стоял в оцепенении. Затем, охваченный молитвенным порывом, он начал, не нанося углем контуры чудного лика, быстро работать кистью. Спать он не мог всю ночь, и едва забрезжил свет, принялся снова за работу и быстро ее закончил.
Этот портрет-икону он снабдил надписью: «Всероссийский император Николай II, принявший мученический венец за благоденствие и счастье славянства».

В марте 1930 г. в сербских газетах было опубликовано сообщение, что жители г. Лесковац обратились к Синоду Сербской Православной Церкви с прошением о причислении к лику святых Русского Императора Николая II, которого они почитают наравне с сербскими народными святыми: Симеоном, Саввой, Лазарем, Стефаном и другими.

На Белградском Новом кладбище в 1935 г. возведен памятник с часовней-усыпальницей Николаю II и двум миллионам русских воинов, погибшим на фронтах первой мировой войны 1914-1918 гг. Часовня-памятник усопшим русским эмигрантам, Николаю II и его августейшей семье возведена на кладбище в Загребе в 1935 г. На Дальнем Востоке, в Харбине, в 1936 г. построена часовня в память об императоре Николае II и сербском короле Александре I. В Валенсии, на территории храма Знамения Пресвятой Богородицы сооружена Голгофа с серебряной доской в память Царя-Мученика и его семьи (1951). Вероятно, существуют и другие сооружения.
Памятник-часовняСербия, Белград.
Установлен в 1935 году.
Скульптор Роман Верховский.

Памятник-часовня представляет собой артиллерийский снаряд, увенчанный крылатым ангелом с мечом, ниже — герб Российской империи. У подножия — русский офицер, обнаживший шашку, защищает боевое знамя. На постаменте выбиты дата "1914" и надпись: "Императору Николаю II и 2 000 000 русских солдат, отдавших жизнь за свободу Сербии". Монумент установлен на кладбище Ново-Гробле на средства русских, живших в Югославии. В часовне находятся останки русских солдат и офицеров, погибших в боях на Салоникском фронте в ходе первой мировой


В 1936 г., при закладке в Брюсселе храма-памятника царской семье, сербский митрополит Досифей, выступая от имени Святейшего Патриарха Варнавы, сказал: «Сербия чтит государя-императора Николая II, как святого, а на Соборе Сербских Архиереев не так давно был поднят вопрос о причислении Царя-Мученика Николая II к лику святых Сербской Церкви. В двух новопостроенных в Сербии храмах Царь-Мученик Николай Александрович изображен на иконе как святой».

Bcкоре вспыхнула Вторая Мировая война, в результате которой Югославия была захвачена коммунистами и Сербская Православная Церковь сама оказалась порабощенной безбожной властью.

Канонизация не совершается росчерком пера. Она венчает собой длительный процесс кристаллизации молитвенного порыва и проявления воли верующих людей, составляющих церковный народ. Среди многочисленной русской эмиграции, разбросанной по всему миру, это духовное настроение нашло выражение в трех направлениях: в повсеместном ежегодном совершении - в течение более чем полувека - панихид по царской семье в день ея злодейского убиения и в другие памятные дни, в сооружении храмов и других памятников в честь Царя-Мученика и его семьи; и в распространении иконописных изображений Царственных Мучеников.

Панихиды по царской семье совершались во всех странах русского рассеяния, во всex посещаемых русскими людьми храмах, независимо от их принадлежности к той или иной церковной организации. В некоторых из них панихида в годовщину убиения проходила накануне вечером, затем в течение всей страшной ночи с 3/16 на 4/17 июля читалась Псалтирь, служилась полунощница, а утром, в самый день скорби, совершалась заупокойная Божественная литургия.

Храм во имя Иова Многострадального в Брюсселе

Храмы-памятники воздвигнуты во всех частях света. На первом месте среди них стоит великолепный храм св. праведного Иова Многострадального в день памяти которого родился царь-мученик Николай II; она был сооружен по благословению Святейшего Варнавы, патриарха Сербского, и Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского, построенный в Брюсселе в память венценосных мучеников государя-императора Николая II и его августейшей семьи, а также всех русских людей, умученных и убиенных богоборческой властью в великой народной смуте. Закладка этого храма была совершена в 1936 г., а освящение - в 1950 г.
храм св. праведного Иова Многострадального в Брюсселе «Зтот храм — свеча от всего русского зарубежья за все­российского царя-мученика, за царскую семью и за всех пострадавших в годы лихолетья. Храм этот... является символическим надгробным памятником царской семье и всех с нею и за нее пострадавших. Таким он останется, пока, по милости Божьей, не будет от лица всего русского народа воздвигнут величественный храм над грозной екатеринбургской шахтой»
Иоанн (Максимович), архиеп. Кровь его на нас // Савва Эдмонтонский, еп. Летопись С. 117.
Из книги «Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря в 2008 г:

Ночь в годовщину расстрела царской семьи архиепископ Иоанн проводил в Брюсселе, сопереживая произошедшему много лет назад всеми силами своей души; он говорил об этой ночи словами пророка Иова: Ночь та, — да обладает ею мрак, да не сочтется она в днях года (Иов 3, 6). Как и в Шанхае, где он призывал русских, независимо от их взглядов, чтить этот покаянный день, в Брюсселе он собирал на молитву русских из разных церковных юрисдикций. Графиня Апраксина вспоминает, что архиепископ молился всю ночь в храме-памятнике, который на ночь не закрывался. Владыка читал Псалтирь и служил панихиды. Она говорит, что это были «незабываемые моменты»

Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья. В Брюсселе, в храме-памятнике праведного Иова

У истоков идеи сооружения храма в Брюсселе “в память Царя Мученика Николая II и всех русских людей, богоборческой властью в смуте убиенных”, а это был 1929 г., стоял Н.М.Котляревский. Строительный комитет имел свои отделения во всех странах, где проживала значительная русская колония. Было отделение и в Харбине. Можно утверждать, что, по крайней мере с 1931 г., русская эмиграция в Китае знала о намерении возвести в Брюсселе храм-памятник Николаю II. Возможно, витавшая в воздухе идея в какой-то мере подтолкнула генерала Глебова к мысли построить подобный храм в Шанхае.

Заложенный в январе 1936 г. брюссельский храм-памятник в 1937 г. был вчерне завершен. Строительный комитет призвал подавать информацию всех желающих увековечить на памятных досках, которые предполагалось установить на стенах храма-памятника, имена своих близких, погибших от советской власти.

В русском зарубежье ХХ в. православный храм зачастую осознается, кроме всего прочего, и памятником русской культуры, русского церковного зодчества. Закономерно, что одним из условий конкурса на проект брюссельского храма было создание “памятника скорби о годах смуты” – по образу древнерусских церквей. Художественно-техническая комиссия выдвинула условие считать за прообраз нового храма придел шатровой каменной церкви Преображения Господня в подмосковном селе Острове (кон. XVI в.).
Комплекс и детали Преображенского храма уникальны для русской архитектуры эпохи Ивана Грозного. Но, видимо, не архитектурные качества этой церкви выделили ее. Причина в другом: в символическом значении этой церкви для российской эмиграции, задумавшей храм-памятник, обращенный своим содержанием в будущее. Село Остров – одна из древнейших великокняжеских и царских усадеб, летняя резиденция князей и царей со второй половины XVI и до конца XVII в. Видимо, поэтому выбор пал на островскую церковь, выстроенную по преданию Иваном Грозным и служившую почти столетие царскому роду Это творение допетровского русского зодчества не единожды бралось в качестве прототипа для новых православных храмов как в России в начале ХХ в, так и в дальнейшем в Зарубежье. Так, при разработке проекта православного Успенского храма на Ольшанском кладбище в Праге (1926), имелась мысль решить проект в духе одного из приделов Преображенской церкви в Острове. По всей видимости, предложение профессора Н.Л.Окунева взять за образец придел Преображенской церкви объясняется его осведомленностью о существовавшей, но нереализованной в Успенской часовне-усыпальнице, архитектурной идее, и желанием непременно претворить ее в жизнь.

На конкурс в конце 1934 г. было подано множество проектов, среди которых исцеленновский был признан лучшим. Проект храма нам известен по графическому листу с изображением перспективы комплекса. Строительно-художественные работы по храму велись очень долго, к тому же были прерваны войной, и освящение его состоялось только в 1950 г. (инженер-строитель Э. Фричеро).

Храм-памятник, дом причта с колокольней и ограда образуют комплекс, расположенный в живописнейшей части Брюсселя, у парка Woel-Vedael. Архитектура придела островской церкви, воссозданная в брюссельском храме-памятнике отличается от прототипа. Во-первых, он изначально не мог являться абсолютно точной копией образца: придел Преображенской церкви преобразован в самостоятельный храмовый объем. Много позднее, в 1968 г., над входом в церковь помещена мозаика с изображением палладиума дома Романовых – Федоровской иконы Божьей Матери (худ. Мейендорф) в соответствии с переосмысленной традицией ярославской архитектурной школы. Во-вторых, в проекте новое конструктивное решение перекрытия, новый материал – бетон, новая концепция художественной структуры интерьера.

Все убранство храма-памятника предельно лаконично, стены оставлены не расписанными. И только в алтарной апсиде единственная стенопись – образ Богоматери Оранты, исполненный самим зодчим. В приеме расположения одиночной росписи на восточной стене храма проявилась своеобразная форма возрождения обычая, свойственного многим северным русским деревянным и каменным храмам, оставлять стены не расписанными. Благодаря первозданной чистоте стен, все внимание концентрируется на композиционно и художественно доминирующем в пространстве храма трехъярусном иконостасе, киотах-памятниках, заупокойном столе, мемориальных досках.

В русском зарубежье удалось вернуться к очень строгой иконописи, но “она была не только повторена, но обновлена и изнутри оживлена соприкосновением с художественными веяниями века, сопряжена с интенсивной богословской работой”. По-видимому, именно в интерьера брюссельского храма-памятника воплотился тот дух свободы для религиозного творчества, который был осознан и воспринят деятелями парижской “Иконы”, возглавляемой долгие годы Исцеленновым.

Одновременно с сооружением каменного храма был возведен и другой памятник, нерукотворный, полный церковного и исторического значения. На внутренних стенах храма-памятника установлены каменные памятные доски с именами всех жертв смуты. Они призваны заменить могильные плиты для тех, кто был лишен возможности христианского погребения: близкие погибших могли приехать в храм как на могилу.

Подобно тому, как это всегда происходит в храмах-памятниках, в брюссельском храме, увековечившем имена новомучеников, российских исповедников и сотен людей, произошло совмещение сакральной функции с мирской: храм одновременно стал памятником жертвам революции, а после прославления в 1981 г. РПЦ Заграницей святых новомучеников – и памятником во славу новым святым мученикам.

Итак, особенность брюссельского храма-памятника состоит в непосредственном воссоздании архитектуры образца. В данном случае Исцеленнов не искал самовыражения как творец. В своей работе “Судьба С.-Петербурга по его соборам” Исцеленнов написал про Федоровский Государев собор: “он не пятиглавый по скромности, потому что глубокое религиозное чувство Царя ищет больше молитвы, чем величия…”. В своем проекте храма памяти Царя архитектор тоже не искал величия, тем более для себя.

В храме находятся многочисленные святыни: частицы Животворящего Креста Господня и мощи многих святых времен апостольских и более поздних, а также русских святых; большой крест с частицами святых мощей, который носил на кольчуге св. блгв. кн. Александр Невский во время Ледового побоища; его же малый нательный крест со святыми мощами. Из числа реликвий царской семьи здесь хранятся: крест с найденными в Екатеринбургской шахте иконками и кольцами; Библия цесаревича Алексия Николаевича - дар императрицы с ее надписью; икона св. Иоанна Крестителя, находившаяся с царской семьей в Ипатьевском доме; погон Государя и его шинель-полушубок.

Военно-приходская церковь свт. Николая Чудотворца в Шанхае

Военно-приходская церковь свт. Николая Чудотворца, сооруженная и освященная в начале 1934 г. в Шанхае, стала первым храмом-памятником Николаю II в истории русского зарубежья. Тем не менее, сейчас он забыт. По воспоминаниям бывших русских шанхайцев после 1947 г. Свято-Николаевская церковь стала считаться советской, а после отъезда русских была закрыта китайскими властями и использовалась под склад. Все иконы и церковная утварь были уничтожены. Сейчас здание бывшей Свято-Николаевской церкви тесно окружено современной застройкой, не имеет крестов, несколько изменило свой внешний облик, в киоте на фронтоне колокольни – портрет Мао Цзэдуна, и используется под французский ресторан. Интерьер храма претерпел значительные изменения: появились межэтажное перекрытие, новые росписи со светскими сюжетами. Но сохранились частично прежняя стенопись, мозаичное изображение Пантократора, паникадило и цветные витражи. Сооружение охраняется Шанхайским муниципалитетом как памятник архитектуры. Фотография церкви вошла в одну из книг известной гонконгской серии, посвященной западной архитектуре в Азии, в которой объективно оцениваются ее архитектурно-художественные достоинства.

Автор проекта шанхайского храма, который современники считали шедевром современного церковного искусства – архитектор Александр Иванович Ярон. Храм, завершенный почти за год до смерти архитектора, был поистине любимым детищем его создателя, вложившего в свое последнее творение всю душу и талант. Будучи одним из главных вдохновителей создания храма, он безвозмездно разработал эскизный проект, выполнил рабочие чертежи и возглавил строительство, оплачивая из собственных средств работу всего технического состава.

Идея о сооружении в центре французской концессии Шанхая православного храма-памятника принадлежит генерал-лейтенанту Ф.Л.Глебову. Текст выпущенного в 1932 г. обращения с призывом вносить свою лепту в «возвышенное дело» содержит и смысл особого посвящения храма-памятника: “…созданный нами здесь, на чужбине, храм-памятник достигнет всей полноты своего значения, будет и памятником великого русского несчастья, памятником наших страданий, нашей тоски по Родине, нашего сердечного раскаяния в содеянных грехах, веры в Бога и в воскресение святой Руси

..Чудесная красота храма не была подавляющей, а была уютной и теплой. Символичным, как и каждая деталь в этом храме, было цветовое решение куполов: центральный – покрыт мозаикой сине-бирюзового цвета, четыре малых купола темно-синего цвета с золотыми звездами, купол колокольни трех цветов Дома Романовых: белого, оранжевого и черного.
Автор заметки по истории возведения храма писал в 1936 г.: “… как много говорит русскому сердцу это святое сооружение-памятник страданий, перенесенных Русским народом за время революции, символом которых нам являются мучения и смерть Царя Мученика и Его Августейшей Семьи”. Таким образом, содержание храма-памятника Николаю II в сознании его современников расширено до памятника страданиям всего русского народа, постигших его во времена исторической беды, которая стряслась с Россией.

По материалам издания: Левошко С.С. Архитектурное наследие Русского Зарубежья: Храмы-памятники Николаю II // Трибуна русской мысли. - № 2(6). - 2003. - С. 152-159.
Храм Николая Чудотворца - современный видВ конце июля 2004 года ряд информационных агентств распространили сообщение: «Из помещений Свято-Николаевского православного храма и кафедрального собора в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных», сохранившихся в Шанхае, будут выведены увеселительные заведения. Об этом посол Китая в РФ Лю Гучан заявил на встрече с главой Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополитом Смоленским и Калининградским (ныне патриархом)Кириллом. «В дальнейшем здания будут иметь культурное назначение, связанное с историей российского присутствия в Китае».
храм-памятник в честь Казанской иконы Божьей МатериВ Америке (США) храм-памятник царской семье находится в Сан-Франциско - это церковь Казанской иконы Божией Матери.


Из числа других упомянем о необыкновенной истории одной из таких церквей во Франции. В 1952 г. в Монморанси под Парижем, при доме Союза русских военных инвалидов, была построена церковь «в память государя-императора Николая II, всей царской семьи, верных слуг ея, всех воинов за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших, на поле брани павших и в борьбе с большевиками погибших и умученных». Постройка этой церкви ознаменовалась двумя событиями, которые можно назвать чудесными. Когда возник вопрос об устройстве церкви, и средств для этого не оказалось, казначей Союза инвалидов А.А.Костанда совершенно неожиданно и именно в этот момент получил принадлежавшую ему крупную сумму денег, которую давно считал пропавшей. Эту сумму, равную как раз той, которая требовалась по смете для постройки церкви, он решил пожертвовать на это дело. А в день освящения вновь выстроенной церкви произошло другое знаменательное событие. Передаем его со слов А.А.Костанда.

«После освящения храма, - говорит он, - в 3 часа дня я отправился в церковь, чтобы уединенно помолиться о спасении Poccии от сатанинского ига. По случаю Пасхальной недели Царские врата в храме были открыты. Вдруг алтарь озарился ярким светом, сверкнула молния и раздался голос: «Спасибо, мой верный и преданный слуга. Россия скоро будет». Раздавшийся затем другой голос сказал: «Вспомни, что я тебе сказал в 1908 году: ты воздвигнешь храм на чужой земле, он явится прообразом многих храмов, которые будут построены на земле Русской». Затем свет погас. Слова, сказанные вторым голосом, были мнe сказаны отцом Иоанном Кронштадтским в апреле 1908 года в С.-Петербурге, при посещении им нашей семьи» («Православная Жизнь», июль 1968 г. (№ 7), стр. 12).

г. Вильмуассон-Сюр-Орж: Храм в Вильмуасоне, в 20 км на юг от Парижа, был заложен сразу после прославления Новомучеников Российских в 1981 г. и освящен в 1984 г. Владыкой Антонием Женевским в сослужении 18 священников и диаконов. Церковь Всех Святых в Земле Российской Просиявших в Париже была устроена в хорошем особняке, приобретенном в 1960 г. трудами свят. Иоанна Шанхайского. Вл. Иоанн имел там свою резиденцию в бытность свою правящим Западно-Европейской епархией. Там по сей день пребывает подписанный им антиминс и его посох. Храм Свв. Царя Мученика Николая и всех Новомучеников и Исповедников Российских Помимо храмов особо посвященных памяти царской семьи, во многих русских церквах, разбросанных по всему миру, заботами прихожан сооружены в той или иной форме молитвенные памятники в честь Царственных Мучеников. Из них прежде всего следует упомянуть о замечательном по своей красоте и художественном выполнении кресте-памятнике, воздвигнутом в храме св. Александра Невского в Париже по почину и трудами Союза ревнителей памяти Императора Николая II, при участии многочисленных общественных организаций и с помощью пожертвований, поступивших из всех частей света. Крест этот, в 4 м высотой, исполнен в древненовгородском стиле. На широком древе креста размещены иконы святых, имена которых носили государь, императрица Александра Феодоровна, их авгycтeйшие дети и лица свиты и слуги, с ними убиенные. Наверху креста - икона благословляющего Спасителя и надпись: «Сим победиши». Памятник освящен 3/16 июля 1938 г.

В других церквах в память убиенной царской семьи заботами прихожан сооружены иконы-памятники с неугасимыми лампадами. В храме преподобного Серафима Саровского в Си-Клифе (США) находится образ Спаса Нерукотворного, найденный среди других икон в доме Ипатьева и переданный на хранение в этот храм великой княгиней Ксенией Александровной. Наконец, в церкви Успения Божией Матери при Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле (США) сооружена, как и в некоторых других церквах, мемориальная доска с именами членов царской семьи. Перечислить всё церкви, хранящие в своих стенах вещественные доказательства молитвенного почитания русскими людьми памяти Царственных Мучеников, не представляется возможным, но даже приведенные здесь примеры убедительно свидетельствуют о повсеместном проявлении такого духовного настроения.

Как сказано выше, первое известное нам иконописное изображение императора Николая II относится к 1927 г. С тех пор многие иконописцы стали изображать Царственных Мучеников на иконах. Известны также их иконописные портреты. Среди таких икон наиболее замечательной является икона Всех Святых, в земле Россистей просиявших, написанная в 1949 г. архимандритом Киприаном, священноиноком Свято-Троицкого монастыря. Это икона большого размера. Ее центральную и главную часть занимают изображжения Всех Русских Cвятыx, а по обе стороны изображены - без нимбов - еще не прославленные Новые Мученики Российские во главе с царской семьей, великой княгиней Елизаветой Феодоровной и патриархом Тихоном. Икона написана в двух копиях, из которых одна находится в храме-памятнике в Брюсселе, а другая - в Вознесенском кафедральном соборе в Нью-Йopкe.

Из числа других икон выделяется глубоким замыслом композиции икона-складень, написанная в 1951 г. в г. Лима (Перу) госпожой А.Л.Дабберт-Дроздовской. В средней части складня изображена Голгофа с идущей к Распятому Христу царской семьей, а на дверцах написаны наиболее чтимые русские святые.

Есть несколько вариантов иконы с изображением семи святых, имена которых носили Царственные Мученики, в соединении с их иконописными изображениями без нимбов.

Заслуживает также быть отмеченным иконописный портрет великой княгини Елизаветы Феодоровны с надписью на английском языке: Royal Martyr Grand Duchess Elizabeth Feodorovna. Он находится в церкви св. Германа Аляскинского в г. Гринвиче (США), настоятель которой и большинство прихожан - природные американцы.

Молитвенно-творческий порыв к изображению Царственных Мучеников на иконах не ограничивается только Зарубежной Русью. Один из очевидцев свидетельствует, что он видел в 1930-х годах в Советской России икону царской семьи, безукоризненно исполненную прекрасным художником. На этой иконе, размером приблизительно в два квадратных фута, государь изображен в коронационной мантии, в окружении всей августейшей семьи. Над головами всех членов семьи нарисованы нимбы святых. Почитание Царственных Мучеников в России было и продолжается, ибо совершенное злодеяние слишком чудовищно, чтобы оно могло быть вычеркнуто из народной совести.

В 1947 г. в русской эмиграционной печати появилось сообщение о дерзновенном молитвенном обращении к царской семье во время Второй Мировой войны в Югославии. Небольшой отряд казаков с обозом, в котором находились раненые, женщины, дети, старики и один священник, потерял связь с главными силами и оказался окруженным с трех сторон красными партизанами и прижатым к непроходимому болоту. Это случилось в день тезоименитства государя-императора. Священник о. Илья, призвав всех к молитве, отслужил молебен «Мученику Николаю, государю Российскому» с призывом: «Святые мученики Дома царского, молите Бога о нас». Пел весь отряд и все, находившиеся в обозе. На чье-то возражение, что Царственные Мученики еще не прославлены и чудеса от них еще не явлены, о. Илья ответил: «А вот молитвами их и выйдем... Указание вам в житиях святых чтите, когда на телесах святых мучеников, без всякого прославления, христиане храмы строили, лампады возжигали и молились таковым яко предстоятелям и ходатаям...». И действительно, чудесным открытием о. Ильи отряд и обоз вышли в полном составе из окружения, пройдя ночью через болото, прямо к мecтy расположения главных сил, с которыми они и соединились. Из окрестных жителей никто не хотел верить, что прошли они этим путем. Утром красные партизаны не могли установить и следа, куда ушел отрезанный отряд, который считали своей верной добычей.

Уясняя ceбе духовный образ царской семьи, церковный народ прибегал к ее Небесной помощи еще до прославления. Именно так многие годы обращались православные христиане к Св. Праведному Иоанну Кронштадтскому, Св. Герману Аляскинскому и к Блаженной Ксении Петербургской. Повсеместные народные поминовения царской семьи через совершение заупокойных литургий и панихид в определенные дни укрепляли общенародную церковную память. Но и каждая душа в отдельности, проникнутая горячей любовью к великим Царственным Мученикам Российским, молилась о них постоянно, и молитвами сих Мучеников Господь милует Русскую землю и русских людей до сего дня. «Святые Мученики Дома Царского, молите Бога о нас».
(Использован материал Санкт-Петербургского Общественного Фонда Ревнителей памяти Государя Императора Николая II)

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий